Вторник, 22.01.2019
Nikandr Zapalyarny
Меню сайта
Категории раздела
Архивная иформация [12]
Хантайка [22]
О Хантайке в мире [2]
Никандр Запалярный [6]
Мини-чат
Главная » 2010 » Май » 11 » Хантайское озеро 5
Хантайское озеро 5
19:32
– Обратно идти будет намного труднее по течению, сейчас как-никак контролировали движение. – Стараясь осилить шум мотора, крикнул я сидящему рядом Василию.
– Такого оборота я не предвидел, – в ответ прокричал он. – Вероятно, так бывает только весной, впадающие речки сильно подняли уровень озера, сток воды увеличился в разы.
Словно в подтверждение его слов, из-за поворота реки показались огромные пляшущие волны, ещё один сюрприз на затяжном перекате.
Тут тоже пришлось несладко, уворачиваясь от валов воды, пришлось лавировать среди них, чтобы избежать захлёста лодки. При очередном увиливании от волны, с головы смыло потоками жёстких брызг намокшую шапку, а лодка изрядно набрала воды. После прохода неожиданного испытания на выносливость, за метеостанцией, остановились в улове, мокрые и потрёпанные, чтобы привести всё в порядок, заодно выгрузили флягу бензина на обратный путь. Дальнейший наш маршрут должен быть спокойным, впереди, кроме стремительного течения до самого озера, вообще нет порогов и перекатов. На Малом Хантайском озере, слева увидели на якорях, недалеко от берега, парочку стоящих плоскодонных речных барж во главе с буксирным катером, из трубы которого вился еле заметный дымок от печки, но останавливаться не стали. Видели несколько ещё необитаемых засольных пунктов для переработки рыбы, с площадками на плаву для причаливания гидросамолётов.
Остановились на Дельмаките, продуваемый ветрами мыс назвали по имени впадающей в озеро мелкой речушки. Он более обжитый, там находились маленький домишка, пара выцветших палаток, засольник в прихожей спрятанного в глубине крутого берега ледника, и несколько чумов на отшибе пологого песчаного носа. Когда мы причаливали, на шум мотора первыми отреагировали сбегающиеся отовсюду большие мохнатые ездовые собаки с курносыми квадратными мордами на толстой шее, следом неспеша вышел из дома навстречу человек.
– Небойтесь собак, они всех так встречают, характер у них незлобный, – предупредил наши опасения довольно рослый мужчина славянской внешности, и прикрикнул на собак, которые послушно оставили нас в покое, но вероятно ещё недоверяя пришельцам, расположились недалеко полукругом.
Поздоровались, он пригласил нас к себе в домик. Забрали сумку с продуктами и запасной лёгкой одеждой, отправились к нему, предвкушая тепло домашнего жилья. Познакомились, хозяин, увидев, в каком мы состоянии, молча набил кирпичную печурку доотказа сухими дровами и заставил нас развесить вокруг неё насквозь мокрую одежду, даже предложил некоторое своё верхнее запасное одеяние, пока мы не согреемся. Только в тепле окончательно почувствовали, как мы порядочно застыли. Иван без промедления накрыл маленький столик у окошка с видом на воду, с нехитрой снедью, горка нарезанного хлеба, рыба разных видов приготовления, жареная оленятина с картошкой и специями, словно ожидал долгожданных дорогих гостей, чему мы немало удивились столь щедрому угощению. Соответственно с нашей стороны мы поставили водку, консервы как – то постеснялись предложить в данный момент, они не слишком гармонировали с непривычным изобилием натуральной пищи стола.
– Ожидал приезда в гости жены с детьми из посёлка, – пояснил он, – но вероятнее всего они не приедут в ближайшие пару дней. Недавно, при очередной связи, по рации сообщили, что около посёлка образовался затор, принесённым ветром, льда.
Для нас это явилось полной неожиданностью, столько часов мучительной поездки могли оказаться напрасными.
За таким богатым столом беседа пошла оживлённей, делились каждый своими новостями, имеющих значимое место в жизни своего проживания, но здесь несущие чисто ознакомительный фон. Сергей, согревшийся от тепла и пищи, заснул, безмятежно раскинувшись на аскетичной хозяйской койке. По мере приёма горячительного, разговор становился более насыщенным, носил непринуждённый характер. Мы узнали, что суда, виденные нами по пути, неуспели пройти до ледостава, вмёрзли в шуге, груз зимой вывозили на оленях и тракторах. Бригада по заготовке дров, при следовании к месту работы через озеро, утонула в полном составе. Санный поезд из двух тракторов и бытовок с людьми, попал в промоину, лёд и не выдержал. Такой-то застрелил того-то, зарезал так-то, короче, жизнь в обособленном обществе, где все друг другу приелись, носила свой криминальный отпечаток, свойственный замкнутому пространству общения.
Мы уже находились во второй стадии застолья, когда вошла невысокая, сбитная, бальзаковского возраста, представительница местного населения, представилась засольщицей Настей. Бесцеремонно расчистила место за столом, потеснив нас, сразу же молча налила себе стопку и выпила, широкое смуглое лицо с узкими глазами приняло довольное выражение.
− Настя, ты хотя бы спросила, нужна ли ты здесь? – выразил своё неудовольствие Иван.
− Мне было тяжело в груди после вчерашнего «бурдухана», - ответила она, торопливо закусывая мясом. – Увидела чужую лодку, вот и зашла, теперь полегчало.
Речь у неё была без видимого акцента, присущим всем национальностям при разговоре на неродном языке. В этом ничего удивительного небыло, это следствие того, что когда дети подрастают до школьного возраста, их отдают в школу-интернат в столицу Таймыра − Дудинку. Юные представители многонационального коренного населения, из-за отсутствия своей письменности, всё образование получали на русском языке. У них даже имена и фамилии русские, только старики ещё носили национальные имена.
Оказывается, «бурдухан», это напиток, приготовленный из дрожжей и сахара, вечером замешивают, с утра начинают пить, доходит данное зелье уже внутри. Так как они пьют его в огромном количестве, то их уже при ходьбе раскачивает жидкостью из стороны в сторону. Употреблять его никому не советую, европейский организм не приспособлен к данному коктейлю, со всеми вытекающими последствиями, сам не пил, но слышал не лестные отзывы пробовавших, даже алкаши и то избегают его.
После второй стопки она запела русские народные песни, интересно, она понимает, про что поёт? Дальше Дудинки они в отпуск не ездят, а здесь природа разнится от «материка», как небо от земли, разве только в кино она видела российскую жизнь. Настя не лишена была слуха, без музыкального сопровождения она точно держала мотив, даже вкладывала свои душевные, неповторимые нотки в песню.
− Настя, ты успела надоесть со своими песнями, иди, гуляй, всё-таки здесь мужская компания, − не выдержал хозяин.
Слова его явно не доходили до её сознания, она снова затянула песню, за что Иван выдворил её из стола и выгнал силой из дома. Мы легли отдыхать, разместились, кто, где мог, на раскладушке, на застеленном тряпьём полу.
Недолгим был наш отдых, через непродолжительное время, опять явилась Настя. Увидев стол без спиртного, она переключилась на Серёжку, лежащего вблизи стола, начала его тормошить, приставая с явным похотливым намерением.
− Ты что делаешь? Оставь мальчишку в покое, − не выдержал Василий.
− Хочу мужика! – заплетающимся языком ответила она.
−Я тебе дам мужика, − взвился он, схватил её за шиворот и грубо вытолкал на волю.
Так-как сон был прерван, решил пройтись по расположению рыбацкой точки, посмотреть, как живут люди в отрыве от благ цивилизации. Где-то в кустах шарахалась что-то лопочущая Настя, как птица в силках, вероятно потерявшая все ориентиры, тщетно пытаясь выйти на свободу. Моё внимание привлекли к себе чумы, над одним из них, как из чрева вулкана, курился еле заметный дымок. Внушительные псы, сопровождающие меня, при остановке нетерпеливо подталкивали мордами под колени, опасаясь упасть от внушительного толчка, поневоле пришлось постоянно двигаться, неизвестно, что у них на уме. На вешалах, около покрытого оленьими шкурами безоконного чума, висели сети, рядом на песке стояла бухта капронового сетевого шнура, здесь же лежали пласты специального, плотного, поплавочного, желтоватого пенопласта. Из откинутого полога чума, появился молодой сухощавый абориген, выше среднего роста, цыкнул на собак, они чинно повернули назад, словно исполнили свой долг.
− Здравствуйте! Увидел сети, решил поинтересоваться, может, договоримся о продаже?
− Привет! Вряд-ли, сезон только начался, впереди вся путина, а без сетей семью не прокормишь, да и не пью я совсем. Заходите в чум, чайком побалуемся, − пригласил он меня.
Внутри конусный чум выглядел большим, чем снаружи, всё пространство использовалось рационально, прямо на земле, посередине, стояла металлическая буржуйка с метровой трубой, остальное основание пола застелено оленьими шкурами. У входа застыл низкий кухонный столик, даже места хватило для посудного шкафа, подальше от печки, на поперечной жерди висели носильные вещи, здесь же притулился сундук. Отгороженное марлевым пологом находилось высокое хозяйское ложе из кучи шкур, рядом другое, поменьше, явно детское. В подтверждение моей догадки, оттуда появилась молодка под стать хозяину, с полуторалетним малышом на руках. Висящий на крючке над очагом, чайник моментально очутился на горячей печке. Малыш спрятался за отца, украдкой смотря на меня, засунув палец в рот. Тем временем хозяйка поставила на столик посуду, достав из буфета чайный сервиз, и всё остальное, сопутствующее процессу чаепития. Как я не отказывался, мои доводы не возымели действия, чтобы не огорчать гостеприимную семью, пришлось попотеть. За разговором выяснилось, что он родной брат Молчанова, известного на Таймыре художника-самоучки. Когда уходил от них, в честь знакомства подарил он мне плиту дефицитного для нас пенопласта.
Из-за бродящей по точке пьяной Насти, пришлось возвращаться обратно скрытно. Только прилёг, кто-то царапается в дверь, появилась вновь Настя, распустив мокроту под носом. Села на пол и завела очередную песню с закрытыми глазами, безбожно фальшивя, толи специально, вымаливая стопку, толи сказалось действие алкоголя. На это вытьё моментально среагировал Иван, он взял за ботфорты резиновый болотный сапог самого последнего размера и погнал её к двери, нанося удары по ползущей Насте, и скинул её с высокого порога на вязкую глину.
− Как бабы выпьют, им обязательно нужно секса, должно быть это в крови нации, − раздражённо произнёс он чертыхаясь. − Алкоголь действует на всех «националов», особенно на баб, слишком отрицательно, они становятся невменяемыми, теряя всякий контроль над своими действиями.
Обсохшие после отдыха, если можно так назвать наши кошмары, мы собрались продолжить наше турне к намеченному пункту, несмотря на уговоры Ивана остаться до открытия безопасного пути. По воде двигались, гонимые бризом и течением, мелкие льдины и крошево от них.
У входа в двух километровую вьющуяся протоку, соединяющую Малое и Большое Хантайское озеро, скопление шуги мешало движению лодки, то и дело срывало шпонки на винту двигателя. Пока мы то и дело меняли шпонки, активным течением нас стаскивало вместе со льдом обратно в озеро. Когда иссяк запас бронзовых шпонок, Василий достал самодельный охотничий нож, из-за отсутствия зубила в «зипе», порылся в инструментальном ящике, достал гвоздь соответствующего диаметра.
− Ты что, сдурел, нож испортишь? − Пытался отговорить его от опрометчивого поступка.
− Неволнуйся, этот нож всё рубит и не тупится, испытано − ответил он, продолжая своё действие. − Как-то шёл на работу, в районе РММ, смотрю, под ногами полоска металла, чем заинтересовала, незнаю, может правильной формой.
Категория: Хантайка | Просмотров: 453 | Добавил: zapalyarny | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Видео 1
Видео 2
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Погода
Black Sabbath SATES you Мы Норильск праздник Снежногорск Ты Хантайка
Copyright MyCorp © 2019 |
UCOZ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования