Вторник, 22.01.2019
Nikandr Zapalyarny
Меню сайта
Категории раздела
Архивная иформация [12]
Хантайка [22]
О Хантайке в мире [2]
Никандр Запалярный [6]
Мини-чат
Главная » 2010 » Май » 11 » Хантайское озеро 7
Хантайское озеро 7
19:47
Мы помогли с дверью, и позавтракали консервами с последующим чаепитием. Попрощались с хозяевами и ушли. По посёлку уже суетились первые прибывшие представители снежногорского десанта, наводя ревизию припасённому за долгую зиму интересующего их товара.
– Зайдём в пекарню, возьмём хорошего хлеба, – сказал Василий, – его здесь пекут на берёзовых дровах, пекарь отличный, а хлеб бесподобный.
Мы взяли шесть больших буханок свежего ароматного хлеба, с расчётом доставить в посёлок и угостить домашних. Но не суждено нам было привезти больше буханки, по пути домой, мы щипали его в лодке, и не заметили, как съели, чуть ли не весь. До того он вкусный был, больше такого прекрасного хлеба я не едал в жизни!
Около лодки нас поджидал Давындук с сетью, просил за неё бутылку на похмелье, но я уже достаточно набрал сетей, и отказал ему. Он так навязчиво и униженно-просяще предлагал, что мне стало жалко его, пришлось взять сеть, правда стенка была небольшая. Из каких запасов он её достал, неизвестно, собой она представляла, несомненно, музейный раритет. На сети вместо наплавов – выструганные ножом из дерева, плоские, обожённые на костре, потемневшие дощечки, вместо металлического кольца груза – круг из лозы с оплетённой ей же, крупной продолговатой галькой поперёк. Только несколько раз я ставил на чира, из-за её крупной ячеи. Любители экзотики и старины, по моему согласию, растащили её по частям на сувениры.
Оставив вещи в лодке, сосед провёл с нами заключительную экскурсию по посёлку. Показал начальную школу с детским садиком, расположенных в одном домике, дизельную, административную хибару, все они оштукатурены снаружи и побелены. Новый просторный магазин удивил своим содержательным ассортиментом товара, намного богаче Снежногорского. Пока я выбирал что купить, внезапно магазин забился доотказа народом, оказывается, в честь праздника рыбака давали на каждого жителя по бутылке водки. Этот ажиотаж нужно было видеть, просто удивительно, как они не разнесли весь магазин по брёвнышку. Не все соблюдали очередь, опоздавшие лезли по головам, в прямом смысле, к прилавку, бросив червонец, двойная цена бутылки, без сдачи, сопровождаемые тумаками, ползли назад с вожделённой бутылкой в руках. Еле-еле выбрался пустой из торговой точки. Некоторые «националы», ошарашенные свалившемся счастьем приобретённого зелья, заходили за угол здания, и захлёбываясь пили из горла водку, без закуски, оглядываясь то и дело назад, опасаясь конкурентов. Не самым бдительным приходилось туго, ранее выпивший свою дозу, сзади вырывал бутылку изо рта пьющего, и тут же допивал её. За углом валялась парочка слабаков в живописных позах, не сумевших побороть «зелёного змия». Расправившиеся со своей долей, обратно устремлялись в магазин, незнаю, как их отличал продавец, по-моему, они все на одно лицо, за редким исключением. Вот женщина, орущая звонким скандальным голосом на мужика, вытаскивает его за чёрные лохмотья свалявшихся волос из магазина, и тянет прочь оттуда. Только скрылись за углом, как дикий женский визг огласил округу, но никто не среагировал на это, видно привыкли к семейным разборкам. Из-за угла появилась дёргающаяся голова женщины, ползущей на простор к народу, но тщетно, она вновь исчезает утащенная обратно, и наконец замолкла. Появившийся всклокоченный, низкорослый мужичок, не оглядываясь назад, как небывало только что разыгравшейся баталии, нисколько не смущаясь, отправился к прерванной добыче спиртного.
На краю посёлка, за небольшой пилорамой, приютилось местное кладбище, как бы напоминая о бренности нашего бытия. На нём наглядно просматривалось причастность аборигенов к разным религиям. Начиная чуть ли не с языческих времён, вкопанные деревянные столбы с вырезанными на верху птичками и зверушками, соседствовали с разномастными крестами. Раскидистые оленьи рога не только лежали на могилках, но и висели на редких лиственницах.
У дома на берегу озера резвились пушистые колобки породистых щенят под присмотром старика.
– Продайте, пожалуйста, одного щеночка, – попросил я деда с жидкой седой бородкой, – давно мечтаю о лайке для охоты.
– Зачем тебе это нужно, ты не оленевод, – недружелюбно ответил дед, – а это может последний помёт чистокровных оленегонных лаек на Таймыре. Чтобы сделать вязку настоящих оленегонок, пришлось поколесить в поисках пары по всему полуострову, еле-еле нащёл в отдалённом стойбище чистокровного кобелька. Этим щенятам нет цены, вот почему я их охраняю ото всех желающих.
– Может, сбудется цель моей жизни, вновь возродить чистокровную породу оленегонных лаек, – с тоскливой надеждой заключил он.
– Дяденьки, на берегу лежит незнакомый человек, – сообщили подошедшие к нам ребятишки, – может он ваш?
У причалившей лодки лежал вниз лицом снежногорец, пьяный вдрызг, с трудом затащили бедолагу обратно в неё, он даже не пошевелился.
– Наторговался бедняга, разве обязательно обмывать товар с «националами», – проговорил запыхавшийся сосед. – Да и покупок никаких невидно, стоило ли ехать в такую даль, чтобы так напиться?
По озеру нарезала большие круги моторная лодка, за румпелем которой сидел в неестественно-прямой, традиционной для «националов» позе, молодой парень. Позади лодки, на пенной струе от работающего винта, волочилось что-то привязанное на длинном капроновом шнуре.
– Это он так стирается, – пояснил Василий. – На конец верёвки привязывают посередине крепкую метровую палку, продевают в рукава застёгнутой рубашки, и всё готово для стирки. Бывает, что даже рукавов от жилетки не остаётся, всё рвётся на куски, смотря, сколько даёшь газу.
Возле некоторых домов стояли обшитые оленьими шкурами квадратные будки на широких нартах.
– На них пастухи аргишат, т.е., переезжают вместе со стадом с пастбища на пастбище, а рыбаки зимой рыбачат, – со знанием дела просвещал нас Василий. – Кстати им зимняя рыбалка больше по нраву, чем летняя. По открытой воде они больше рискуют, если перевернётся лодка, или они вывалятся из неё, то неминуемо тонут, так как не умеют плавать. Зимой они привозят на оленях эти строения с печуркой, ставят на лунку, опускают на снег края шкур, открывают люк в полу, и проверяют сети. Неплохо придумано, внутри тепло, горит керосиновый фонарь, есть и топчан для спанья. Никто не нормирует его время, может неделю стоять на одной лунке, сколько поймает рыбы, столько и получит зарплаты. А мы проверяем сети на открытом ветру и морозе, застываем и болеем после.
Увидев дымящий чум у одного из домов, сосед решительно вошёл туда, через несколько секунд вышел вместе с пожилой аборигенкой, и они завернули нижние края брезентового жилища.
–Подождите чуть, дым внутри быстро рассеется, мы дали больше тяги снаружи, – пояснил сосед. – Сейчас воочию увидите, как делают и готовят юколу. Они специально на лето ставят для этой цели у дома чумы, даже порой пищу готовят здесь, приятно покушать еду пахнущую дымком, напоминающую им давно забытое старое время.
Зайдя в чум через откинутый полог, сразу же инстинктивно присели, едкий дым ещё не вышел полностью, только внизу уже можно более сносно дышать. Посреди чума, прямо на земле тлел костёр из нарубленного толстого ивняка, с густым едко–ароматным дымом. Внизу сидела на низкой скамеечке хозяйка, перед которой находились два эмалированных тазика с рыбой, рядом на брезенте разделочная доска. Она брала свежих крупных сигов из одного тазика, очищала чешую, на разделочной доске одним ловким движением ножа с головы до хвоста срезала мякоть рыбы, переворачивала её, и та же операция повторялась, оставался лишь костистый остов с потрохами и головой. Обе половинки сигового филе держались только на отрезанном основании хвоста, ножом нарезались долевые полоски, которые в свою очередь насекались поперёк, не задевая шкуры рыбы. Точные движения руки были размерены, вместе с тем, стремительны и ловки, чувствовалась профессиональность. Потом заготовки будущей юколы вешались на растянутые ближе к отверстию дымохода чума, и доходили до товарного вида на месте.
Нас угостили готовой юколой, аромат и вкус непревзойдённый! Лишь благодаря давнему знакомству Василия с данной семьёй, нам продали юколы, в основном «националы» её готовят только для собственных нужд, эта пища незаменима в зимнее время на охоте и рыбалке, лёгкая в транспортировке и очень питательная. Домой, как и хлеба, мы привезли юколы немного, утрусилась, слишком длинная обратная дорога.
Пока мы налаживались в дорогу, подошёл и молча встал на берегу, вблизи от нас, сгорбившийся на палку-посох, пожилой местный житель. По всему было видно, что раньше он был высоким и стройным, но года взяли свою дань. Я предположил, что название национальности «долган», именно произошло от аналогии русского слова «долгий», т. е., длинный. Продолжительное время наблюдал за оставшейся на берегу фигуркой старика, вспоминал его обречённый взгляд, и мне стало пронзительно жалко этих людей.
Суровый образ жизни в условиях Крайнего Севера, несёт определённый негативный отпечаток существования. Хотя это и их родина, но коренным образом изменились условия жизни, образ жизни и среда обитания, и не всегда в лучшую сторону. На всю оставшуюся жизнь запечатлелось в моей памяти, как символ Хантайского Озера, исчезающий вдали одинокий, сгорбленный силуэт кривоногого старика с отрешённым взглядом вдаль, на фоне зеленеющих гор и голубого, незамутнённого, чистого неба, стоящий на пологом песчаном берегу.
Отправились в обратный путь при спокойной воде, а ближе к выходу из озера стала разыгрываться волна, и мы прижались ближе к берегу, ища забытый проход. Когда проплывали мимо узкого залива, вдающегося вглубь берега, досель дремавший Василий, внезапно, рывком крутанул баранку управления лодкой в моих руках, в ту сторону. «Южанка» развернулась бортом к волне и накренилась в мою сторону, обнажив приподнятое днище, Василий по инерции навалился на меня, зажав, таким образом, руки и руль, лишив всяких действий. Из-за завоздушенного винта, дико завыл мотор, набирая разносные обороты. Слава Богу, нерастерялся Сергей, а может чисто инстиктивно, он навалился на поднятый противоположный борт лодки, и она легла обратно на днище. Так же повезло, что не переместился лежащий груз в лодке. Всё действие, заняло какие то мгновения. Сбросил газ, чтобы винт избавился от воздуха, и лодка вновь стала управляемой.
– Ты что наделал? – Закричал я с руганью, придя от неожиданности в себя. – Ты, идиот, чуть не утопил нас, даже очередная небольшая волна, по поднятому днищу, перевернула бы лодку. Раз я капитаню, никаких действий без согласования не предпринимать! Спасибо Сергею, он нас всех спас, теперь живи и помни об этом всегда.
– Я думал, что здесь выезд из озера, а ты проезжаешь его, – виновато забубнил, заикаясь, всё ещё побледневший, испуганный сосед. – Извините, сам непонимаю, как такое случилось со мной. Простите меня.
Впоследствии выяснилось, что тут заливчик гнилой речки, ил достигает нескольких метров, поглощает всё, попавшие сюда, не возвращались, эта ловушка поглотила не одних сбившихся с курса при плохой видимости. Только тогда окончательно поняли, какой реальной опасности, для наших жизней, мы избегли, альтернативы спасения просто небыло.
У Ивана собрались передохнуть, на часок, перед последним рывком к дому. На берегу, около причаленного «Прогресса», встретили двух, в годах, знакомых подвыпивших снежногорцев-начальничков, едущих на Хантайское озеро. Они поинтересовались обстановкой в посёлке, а сами попеременно всматривались в противоположный берег впадающей вдали речки Рыбакли. Оттуда появилась « Казанка», полная людей, держащая курс на нас. Вскоре она подошла к борту «Прогресса» с весёлой шумной компанией, парой подпитых тридцатилетних мужчин из нашего посёлка и двумя слюнявыми «развесёлыми», совсем юными, «националками» - засольщицами. Мужики перегрузили смеющихся девушек в «Прогресс» и отправились в обратный путь, произошла ротация партнёров. Глядя на эту неприглядную картину, мне стало гадко на душе. «Если бы знали ваши жёны, что здесь вытворяют их любимые мужья, то они не только в свою постель не пустили бы их, а даже и в посёлок на пушечный выстрел», – подумалось мне.
На правах старых знакомых, мы уверенно зашли к Ивану, растормошили его, спящего на кровати. Единственный домик на точке, как таможня, привлекал всех останавливающихся, каждый заходил и отмечался с водкой. Его опухшая физиономия с помутневшими глазами и подрагивающими руками, требовала постоянного возлияния.
– Мужики, дайте опохмелиться, – были его первыми жалобными словами после приветствия, – иначе сердце остановится, так плохо мне.
– Иван, так недолго и до белой горячки добраться, – проговорил сосед, доставая последние припасы спиртного.
– Сейчас схлынет натиск варягов, опять займусь рыбалкой, – проговорил он, убирая стол, заворачивая всё содержимое бывшего пира в газету, используемую вместо скатерти.
Только выпили по стопке, как вошёл новый посетитель, рыбоприёмщик Роман, упитанный мужчина средних лет. Следующую выпили за знакомство. Увидев бедную консервированную закуску, он предложил мне сходить с ним в ледник за рыбой, всё - таки сегодня день Рыбака.
Из - под брезентового засольника сочилась водичка в озеро, полная копошившихся верёвкой опарышей. В «предбаннике» засольника располагалось несколько квадратных, усечённых, не касающихся пола, брезентовых чанов для засолки рыбы. По стенкам порожних чанов паслись опарыши, падали на деревянные решётки пола и продолжали дальнейшее путешествие на волю. В одном чане засаливался окунь, в другом – сиг.
Роман ключом открыл деревянную дверь в ледник, включил свет, стало прохладнее, но решётки пола ещё влажные. Через пару метров другая дверь, за ней сухо и холодно, а за следующей – естественный настоящий холодильник. От души поработали шефы, норильские горняки, сделали рыбакам такой необходимый подарок в вечной мерзлоте. Длинный грот выглядел сказочно красивым, весь покрытый крупнокристаллическим инеем. Направо и налево вели узкие проходы в малогабаритные пещеры, но достаточные для хранения нескольких тонн свежей рыбы каждая. В одном отсеке хранилась щука, в другом крупный сиг.
– Это сиг-мочегор, – разъяснял Роман, – самый крупный и жирный из сигов, встречаются порядочные экземпляры, до пяти и больше килограммов. Набирай смелее, не стесняйся, сделаем на закуску строганину и расколотку, остальное возьмёте с собой.
Наваленные кучей сиговые туши, почему-то ассоциировались с развалившейся поленницей дров. Я взял несколько штук, но Роман наложил мне целую охапку в руки, впридачу пару штук зажал себе в подмышки. На мои возражения, что мы не сможем довести свежую рыбу домой по такой тёплой погоде, он не отреагировал. От солёной рыбы я категорически отказался, и на рыбацких точках впредь никогда её не ел.
Уже на месте, я снял шкуру вместе с чешуёй, а Василий своим острым ножом, настругал вдоль тушки сига тонкие ленточки рыбьего мяса. Обошлись без макала, просто смешали соль с чёрным перцем и перемешали с рыбьими стружками. Жирная строганина прямо таяла во рту, до чего же было вкусно!
– Кстати, – спросил я Ивана, – что собой представляет рыба палия? Написано, что штраф за неё как за тайменя, а как выглядит, незнаю.
– Я тоже незнаю, врать не буду, правда, как-то поймал перед Новым годом из - подо льда в сеть незнакомую рыбу, килограммов на 40, – ответил оживший Иван, – Мясо розовое, и очень жирное, внешне чем - то смахивающее на тайменя или крупную кумжу. На праздники приготовили из неё сагудай, так как жарить было невозможно, мяса считай не оставалось, всё перетапливалось в жир. Может это палия?
Мочегоров мы завернули каждую особь в газеты, замотали штормовками, спрятали в рюкзак и поместили в носовой отсек лодки, подальше от солнечных лучей.
Обратная дорога прошла сравнительно благополучно, только на третьем пороге вместо одного большого водоворота, образовались две воронки, между которых мы беспрепятственно проскочили. Водохранилище полностью освободилось ото льда, так что лодку и имущество не пришлось перетаскивать. Мочегоров довезли не мятыми, хоть и подтаявшие, дома сразу присолили их. От нашей поездки остались в памяти самые эмоциональные воспоминания.

17 апреля 2007 года.

Категория: Хантайка | Просмотров: 641 | Добавил: zapalyarny | Рейтинг: 4.9/7 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Видео 1
Видео 2
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Погода
Black Sabbath SATES you Мы Норильск праздник Снежногорск Ты Хантайка
Copyright MyCorp © 2019 |
UCOZ
Rambler's Top100 Яндекс цитирования